ЦБ поддерживает распространение системы страхования на малый и...

Курсы валют
на 23.02.2018Курс доллара США
Курс евро
Биржевой курс доллара США
Биржевой курс евро

Все валюты

02.02.2018 12:30:00  ЦБ поддерживает распространение системы страхования на малый и микробизнес

   1 февраля под председательством Владимира Путина в Ростове-на-Дону состоялось заседание президиума Государственного совета, посвящённое перспективам развития промышленного потенциала регионов России, сообщает Kremlin.ru.
   Глава Банка России Эльвира Набиуллина в своем выступлении отметила, что "доступность финансовых ресурсов, в том числе банковского кредитования, – это фактор роста экономики. В предыдущие годы, когда у нас ухудшились условия для рыночного кредитования, Центральный банк широко развивал специализированные инструменты с льготными ставками. Это касалось и поддержки несырьевого экспорта, проектного финансирования, малого, среднего бизнеса. У нас в целом лимиты на такие льготные инструменты достигли более 500 миллиардов рублей за это время.
   Тем не менее это временный инструмент, и мы из него постепенно выходим, и будем выходить, действительно, постепенно, по мере снижения ставок в целом в экономике, доступности кредитов. Но хочу сказать, что пока даже эти специнструменты по ключевым направлениям использованы пока на две трети, поэтому и по ним тоже есть некоторый задел.
   Конечно, стратегическая линия – это сделать доступными кредиты на рыночных условиях. Основания для этого есть, потому что банковский сектор в прошлом году уже восстановил свои основные показатели на уровень докризисный. И достаточно капитала, достаточно ликвидности и есть все основания для того, чтобы банки наращивали кредиты для российской экономики.
   И наш приоритет как Центрального банка – не просто финансовая устойчивость банков, финансовых институтов, нам важно, чтобы финансовые институты и банки прежде всего выполняли ту роль, которая им принадлежит в финансировании роста экономики, чтобы они были эффективным посредником между сбережениями и кредитованиями.
   И хотя в прошлом году в целом общие объемы кредитов в экономике выросли на 4,7 процента (это без учета валютного курса), но, конечно, есть здесь проблема, проблема прежде всего в структуре кредитования. У нас быстро восстанавливается кредитование розничное, физических лиц и растет оно быстрее в семь раз, чем кредиты предприятиям. Розничные кредиты в прошлом году выросли на 12,7, а кредиты нефинансовым организациям – на 1,8 процента.
   Конечно, восстановление потребительского кредитования – это тоже хорошо, восстанавливается спрос, больше спроса предъявляется на продукцию промышленности, показывает уверенность потребителей. Но здесь не должно быть и перегрева, потому что потребительское кредитование должно расти темпом, сопоставимым с ростом доходов населения и, конечно, должно быть сопоставимо с кредитами реальному сектору экономики. Поэтому мы здесь будем корректировать регулирования, для того чтобы банкам было интереснее кредитовать, не только потребительские кредиты оказывать, но и кредиты реальному сектору экономики.
   Вообще, мы в последнее время говорим о стимулирующем регулировании, ввели такое понятие, что регулирование банков должно быть стимулирующим. Что это означает? Не любое кредитование даже предприятий оказывает одинаковый эффект с точки зрения экономического роста. Мы посмотрели, что значительная часть банков и значительную часть кредитов, которые дает предприятиям, дает на финансирование сделок слияний и поглощений.
   Например, только по четырем банкам это почти 2,5 триллиона рублей, данные как кредиты предприятиям, но реально шли не на развитие производства, а на покупку, продажу предприятий. По сути дела, это означает бо́льшие риски, потому что предприятие должно обслуживать и свои прибыли, не только проценты по ставкам, которые взяты на развитие производственной деятельности, но и обслуживать тот кредит, который берут собственники предприятий на покупку каких-то активов.
   Поэтому мы здесь будем вводить дифференцированные требования, резервы разные. Если банк кредитует операционную кампанию, на развитие производства будут меньше резервы. Если это кредитование как раз таких вот финансовых сделок, сделок слияний и поглощений, будут повышенные требования по резервам.
   (...) Мы для первой категории будем дифференцировать, для категории второй будем повышать, а для первой будем снижать в том смысле, что разрешим им создавать меньше резервов, если они будут анализировать финансовое состояние предприятия, и не столько залоги.
   Мы будем, и я тоже хочу подчеркнуть, учитывать риски, чтобы банки управляли рисками, потому что банки это не просто инвестор, который своими деньгами рискует, это привлеченные деньги вкладчиков. И конечно, риски должны покрываться. Поэтому общий уровень резерва должен быть соответствующий.
   Теперь что касается проектного финансирования. Мы вместе с Минэкономразвития здесь работали, потому что банки практически не финансируют проектное финансирование, так как оно осуществляется через SPV. Банки по формальным признакам не могут это отличить от фирмы-однодневки, у нее нет ни истории, ни залогов и так далее.
   И мы договорились, что отработаем в рамках фабрики ВЭБ эти критерии, будем снижать там требования рисков, со 150 процентов до 100 процентов, и некоторые другие послабления. И потом, когда отработаем эти критерии, распространим и на проекты, которые идут не только через ВЭБ. Это мы намерены сделать в ближайшее время.
   Второе решение проектного финансирования мы уже приняли, а то, что касается дифференциации резервов, обсуждаем с банками. Конечно, они не очень счастливы, но мы тем не менее считаем важным это сделать.
   И я бы хотела поднять вопрос, который касается других способов привлечения финансирования под новые проекты, инвестиционные проекты, под развитие производства, а не только банковские кредиты.
   Вы давали поручение по облигациям, и принимался ряд мер по упрощению процедур выпуска облигаций. И надо отметить, что в 2017 году у нас действительно здесь видны некоторые позитивные элементы. У нас нефинансовые предприятия – предприятия реального сектора экономики – помимо кредитов привлекли дополнительно прирост 1400 миллиардов в виде облигаций, там рост 26 процентов.
   Если рост по кредитам – 1,8, то по облигациям – 26 процентов, хотя их доля пока еще не очень большая в общем объеме, около 15 процентов, но эта доля может расти, и многие крупные предприятия могут таким образом, конечно, привлекать, и средние. А для малого бизнеса с Александром Арнольдовичем отрабатываем систему секьюритизации кредитов малого бизнеса, чтобы тоже этот инструмент использовать.
   То, где мы пока недорабатываем, и где у нас есть резервы, это привлечение акционерного капитала. Все-таки часто инвестиционные проекты делаются не на заемные деньги, а за счет привлечения акционерного капитала. Здесь у нас доля акционерного капитала в привлеченных финансовых ресурсах всего 8,5 процента. Сравнить: Китай – 52 процента, Индия – 57, Бразилия – 26, ЮАР – 21. Я взяла только БРИКС.
   Это значит нам нужно, чтобы предприятия привлекали не только, еще раз, долговые средства, но и долевые. Это требует, конечно, и бо́льшей прозрачности предприятий, корпоративного управления совершенно другого. Но это тот финансовый ресурс, который есть, и здесь негосударственные пенсионные фонды могут участвовать, но нам надо его задействовать для развития предприятий.
   Есть там и налоговые вопросы, которые нам нужно будет вместе отработать, чтобы предприятиям было выгодно привлекать акционерный капитал, а не просто брать в долг. Потому что сейчас им чаще в долг выгоднее брать, потому что все процентные платежи списываются на себестоимость, а по долевому финансированию дивиденды и доходы платятся уже после налога на прибыль. Поэтому это надо отработать.
   И последнее, о чем я хотела бы сказать, о микро- и малых предприятиях. Действительно, очень многое делается корпорацией, и мы активно участвуем. Но особое внимание малого бизнеса к устойчивости их финансовой ситуации и доступности кредита, потому что малый и средний бизнес часто не может выбрать банк, не все банки дают малому и среднему бизнесу, и часто просят: если мы даем кредит, вы держите у нас деньги, кладите на депозит. Малый и средний бизнес часто страдают после отзыва лицензии. Поэтому давно обсуждалась тема, и мы поддерживаем, чтобы распространить систему страхования на малый и микробизнес. Сейчас идет закон, проект закона в Думе, и я бы тоже Вас просила поддержать. Мне кажется, это повысило бы и доверие малого и среднего бизнеса к банковской системе, и сделало более устойчивым финансовое состояние.
   Это будет чуть дороже для банков, это правда. Мы посмотрели, сейчас малые и микропредприятия держат на счетах и депозитах 2,7 триллиона рублей. Честно говоря, это небольшая сумму с точки зрения пассивов банков – 3,5 процента от их пассивов. Некоторая нагрузка на них будет, но мы считаем, что это было бы правильно, это стабилизирует работу и многих банков. И это будет, мне кажется, очень правильно совместно с тем, что мы сейчас проводим реформу по введению новых банков с базовой лицензией. Это банки небольшие, региональные, но которые должны как раз финансировать малый и средний бизнес, и у них должна быть устойчивая пассивная база для того, чтобы они могли это делать," - сказала Глава Банка России.
   ИА "Альянс Медиа"
Рейтинг интереса
  • Задача ГИПС - создавать добавленную стоимость для промпредприятий
  • Начилась реализация нового образовательного проекта «Академия наставников»
  • «ОПОРА РОССИИ» предлагает ознакомиться со способами проверки новых банкнот
  • Мосгордума поддержала обнуление для бизнеса налога на движимое имущество
  • В Иркутской области создадут промышленный кластер
  • Исследование: половина россиян не ждет изменений в экономике
  • Малые формы хозяйствования получили льготных кредитов в 2,2 раза больше
  • Об изменениях в законодательстве по НДС в 2018 году расскажут на вебинаре
  • Тверские предприниматели отпущены из СИЗО под домашний арест
  • Около 16% международных заявок на патенты в 2016 г прошло через "Сколково"