Эксперта-аналитика Андрей Ларин об экономике России в прогнозах, тенденциях и фактах.

Эксперт-аналитик Андрей Ларин  

Что происходит с рублем: экономика России — последние новости

  Последнее время в российской экономике происходит страшная чехарда: центральный банк жонглирует ставкой, излишняя волатильность, девальвация рубля. Для бизнеса доступность кредитных денег уменьшилась в разы. Почти все сферы экономики находятся в минусе. Увеличение числа банкротств. Такие негативные последствия в российскую экономику принесло понижение цены на нефть. Экономика России сырьевая, цены на этот энергоноситель влияют на все сферы экономики и предпринимательской деятельности. А какой рубль нужен России? Сильный или слабый? При каком рубле экономика будет расти? Давайте попробуем в этом разобраться. Для этого проведем небольшой анализ мирового нефтяного рынка сегодня.  

Почему падает цена на нефть

В мире существует три основных рынка: американский, китайский и европейский. Давайте разберем более подробно каждый из них.

Американский рынок углеводородов

В США четыре основных поставщика: Саудовская Аравия, Канада, Мексика, Венесуэла. За последние 10 лет достаточно сильно выросла доля Канады: если 2004-2005 годах она едва достигала 15%, то сейчас это около 37%. Однако, 10 лет назад, Саудовская Аравия продавала в Америке столько же, сколько и Канада — 14-15%. Примерно с 2010г. доля аравийской нефти в США уменьшилась с 18% до 16%. Это связано в основном с увеличением стоимости транспортировки, поскольку и доля африканских стран снизилась в разы: Нигерия занимала в США порядка 10%, а теперь продает менее 1%, Ангола имела долю чуть более 4%, а сейчас продает, едва дотягивая до 1,5%. То же самое с ближневосточной нефтью: объем продаж Ирака и Кувейта составляет около 4-5%. На фоне всего этого, правительство США стимулирует развитие национальных компаний (например, сланец. Да, сланцевая нефть существует и технологии по ее добыче совершенствуются каждый год, снижая себестоимость), уменьшая долю экспортеров. Таким образом, рынок США для экспортеров очень сузился и конкурентное преимущество у тех операторов, которые могут обеспечить минимальную стоимость по транспортировке. У саудов, по сравнению с другими операторами в США (как и у африканских, а также других ближневосточных стран), такие конкурентные преимущества отсутствуют. А вот приграничных к США территорий, такое преимущество есть. Сжатие нефтяного рынка США, по ранее указанным причинам, негативно сказывается в первую очередь на продаже аравийской нефти.

Китайский рынок углеводородов

В Китае Саудовская Аравия является основным поставщиком. Сауды занимали в Китае долю порядка 21%, сейчас около 16%. Примерно столько же, вместе, занимают Ирак и Оман. Иран — около 6%, Ангола — около 10% и Россия около 8%. Оставшуюся долю делят иные операторы, на которых не будем останавливаться. Однако сейчас в Китае происходит значительное замедление роста экономики, Китай на пороге рецессии. Это значит, что китайская экономика не будет нуждаться в таком количестве энергоносителей, поэтому потребность Китая в этом, совершенно точно, будет постепенно уменьшаться. Единственный плюс — это то, что в Китае не существует опасности поступления иранской нефти (как это будет на рынке Европы), в Китае она вовсю продается. Таким образом доминирующее положение в Китае занимают ближневосточные операторы и даже Ангола продает больше, чем Россия. Снижение потребности в энергоносителях на китайском рынке бьет прежде всего по доминирующему оператору — Саудовской Аравии, поскольку Китай использует эту возможность и будет стараться, уменьшить объем этого доминанта. Что же будет с долей российской нефти в Китае? Об этом мы поговорим чуть ниже, а пока проанализируем ЕС.

Европейский рынок углеводородов

Крупнейшие операторы в ЕС это Саудовская Аравия, Россия, Норвегия и, как ни странно, Нигерия (очень сильно нарастила долю). Казахстан также стабильно продает Европе. Значительно снижена доля Ливана и Ирана (мы все знаем почему). Однако в Европе рынок постепенно сжимается. Во-первых, в ЕС активно проводят политику энергетической безопасности и диверсифицируют поставщиков (возможно с этим связано увеличения нигерийской нефти в ЕС). Во-вторых, в ЕС происходят фундаментальные изменения, связанные с проведением политики энергоэффективности и замещения традиционных источников энергии, возобновляемыми. Из-за этого, за 10 лет, доля саудов в Европе сократилась с примерно 10% до 8%. Это примерно столько же, сколько продает Нигерия в ЕС. Чуть больше чем Саудовская Аравия, свою нефть на европейский рынок поставляет Норвегия. Однако, основным поставщиком в Европу (пока) является Россия. В 2009-10 годах продажи России доходили аж до 33%, а сейчас снизились до 29%. В этой связи, для всех операторов в ЕС, исходит опасность от Ирана, с которого снимают санкции. Есть большая вероятность того, что Иран станет еще одним крупным оператором в Европе. И тогда, можно с уверенностью сказать, что доля российской нефти станет еще меньше — ведь Европа, как я сказал ранее, избавляется от доминирующих поставщиков, поэтому иранская нефть в Европе напрямую повлияет как на цену (незначительно), так и на объем (значительно) продаваемого в Европу российского черного золота. Итак, что же мы имеем в сухом остатке? В США Россия ничего не поставляет. Поставки Китаю будут сокращаться из-за китайской рецессии и сужения китайского нефтяного рынка. Европейский рынок сжимается для всех поставщиков, а для России особенную опасность несет иранская нефть, после поставок которой, почти наверняка, доля российской станет меньше — Европа борется с доминирующими поставщиками. Как мы видим, основной поставщик в мире — это Саудовская Аравия. За последние 10 лет сауды очень сильно вложились в модернизацию добычи и переработки нефти. Из-за этого, а также из-за большого объема добычи, аравийская нефть имеет очень низкую себестоимость. Кроме этого, запасы Саудовской Аравии, огромны. Поэтому, что бы выжать со всех 3-х рынков небольших поставщиков и поставить в невыгодное положение не эффективных операторов, сауды решили прибегнуть к демпингу. Они могут себе это позволить в силу своих больших запасов, высокотехнологических способов добычи и, как следствие, низкой себестоимости. На рынке США, своей низкой стоимостью, сауды компенсируют затраты на транспортировку приграничных с США поставщиков. Таким образом они могут забрать долю Анголы и своих ближневосточных соседей — Кувейта и Ирака, а также покусятся на долю Мексики и Венесуэлы. В Китае аравийская нефть итак занимает доминирующее положение. Снижение цен в пику рецессии в Китае, на китайском рынке для саудов придется очень кстати. Они попытаются выдавить с китайского рынка Ирак, поскольку Ирак новичок на китайском рынке. Хуже всего придется России. Иран декларирует диверсификацию в поставках и так как Иран достаточно много продает на рынке Китая, то после снятия санкций, все излишки будут направлены в Европу. И это на руку европейцам, поскольку, как я указывал ранее, ЕС решил избавляться от доминирующих поставщиков (энергетическая безопасность). Кроме этого, российская добыча не является такой технологичной, как в Саудовской Аравии. Стоимость денег для российских экспортеров значительно выше, чем для американских или ближневосточных. Из-за санкций, доступность дешевых кредитов для российских компаний, ограничена, поэтому нет средств для хеджирования и пополнения средств в период низких цен. В этой связи, Россия будет постепенно терять европейский рынок и в силу естественных рыночных причин, российские углеводороды будет замещаться аравийскими, а, в перспективе, иранскими. Таким образом, поскольку Саудовская Аравия, является крупнейшим в мире поставщиком, понижение цен играет саудитам на руку. Из-за объема продаваемой нефти они легко переживут понижение цен, а время будет работать на Саудовскую Аравию. Мелкие поставщики могут уйти с рынка, а не эффективные поставщики, которые не смогут сравнится с себестоимостью добываемой саудами нефтью, значительно потеряют рыночную долю. Это значит, что из-за сжатия мирового рынка, понижение цены на этот энергоноситель выгодно Саудовской Аравии, как самому крупному, эффективному и высокотехнологичному поставщику нефти. Мы должны готовиться к затяжному периоду низких цен на нефть еще и потому, что сам нефтяной рынок сжимается, поэтому Саудовская Аравия, пользуясь случаем, будет выдавливать конкурентов.  

Курс рубля. Курс доллара. Чего ждать

Итак, мы видим, что перспективы у России, как у сырьевой страны, весьма туманны. Из-за низких цен на углеводороды, бюджет страны будет дефицитным. А как же импортозамещение? Ведь теперь, по идее, производить внутри страны будет выгодно. Не совсем. Что мы видим сейчас — высокую волатильность. Цены на нефть скачут, как результат, рубль то укрепляется, то ослабевает. Это может быть элемент ценовой войны углеводородов, а может и нет. Сырьевые страны очень сильно зависят от цен на энергоносители. Крупные инвесторы из страны уходят, а приходят спекулянты, которые занимают деньги на Западе по 11%, а на колебаниях имеют от 12 до 25%. Но ведь это не инвестиции. Когда рубль начинает ослабевать, то наш Центральный банк кидает все усилия (и огромные деньги) на его укрепление и начинается новое спекулятивное безумие. Любые колебания, любая волатильность заставляет бизнес замереть и дожидаться времени, когда ситуация стабилизируется. Т.е. бизнес не вкладывает (инвестирует) в развитие. В отсутствии внешних инвесторов, такая экономика начинает стагнировать. На мой взгляд, ЦБ осуществляет искусственное укрепление рубля при дряхлой экономике. Это как больному давать болеутоляющие вместо фактического лечения. Например, ЦБ дает дает банкам деньги на инвестирование в бизнес и субсидирует процентные ставки. Давать кредиты бизнесу в кризис дело весьма рискованное. Поэтому коммерческие банки используют свободные средства для покупки валюты с целью ее перепродажи при повышении курса. Т.е. фактически банки, на деньги ЦБ, работают против рубля. На мой взгляд, ЦБ в этой части, недостаточно осуществляет соотвествующий контроль, поскольку деньги ЦБ не должны попадать на валютный рынок ни в коем случае. Государственные деньги должны идти на рефинансирование конкретных инвестиционных проектов, а сейчас государственные деньги превращаются в спекулятивные, вместо того, что бы разгонять экономику инвестициями. Минфину и ЦБ не нужно искусственно укреплять рубль. Нужно создать условия в экономике для его естественного укрепления. Когда рубль будет укрепляться естественным путем, через рост ВВП, тогда можно прогнозировать и опосредованно контролировать будущий рост российской экономики. Резюмируем. Высокая волатильность может спровоцировать ценовой коридор нефти от 25-30 долларов до 40-60 долларов за баррель. В России ситуация может усугубится. По разным оценкам уже сейчас инфляция составляет 16-20%. Продуктовая инфляция 20-30%. Почти все сферы экономики имеют отрицательную динамику. При продолжительной цене в 20-30$ за барель (если такое произойдет) большинство различных активов в России будут дешеветь. Это значит, что может случится распродажа «невиданной щедрости» — предприятия, недвижимость и т.п. (имеются ввиду бизнес-объекты) можно будет купить в 10-20 раз дешевле от их реальной стоимости. Если мы хотим запустить экономику и импортозамещение необходимо срочно менять проводимую экономическую политику. Для запуска импортозамещения нужно завозить технологии и оборудование из-за рубежа. Вместо этого в России спад во внешней торговле 35%. Для бизнеса, в среднесрочной и долгосрочной перспективе, необходим крепкий рубль (читай — определенность, стабильность), а сейчас, для повышения рентабельности и запуска импортнозамещения, нужны технологии и слабый рубль. В противном случае программа импортозамещения не заработает по причине банального отсутствия денег, в том числе и у населения.  
Андрей Ларин
Андрей Ларин
эксперт-аналитик по экономике и арбитражной практике
директор Юридического бюро "Аргументъ"



Вернуться