Некоторые особенности заключения внешнеторговых контрактов


При составлении и заключении внешнеторговых контрактов российские предприниматели должны позаботиться о том, чтобы в случае возникновения спора, по крайней мере, они четко представляли себе перспективы его разрешения.

Для этого еще на стадии переговоров со своими иностранными партнерами должно быть выяснено правовое положение, как самой иностранной компании, так полномочия ее представителя. Для подтверждения статуса иностранной компании могут быть предъявлены выписки из торговых реестров, иные регистрационные документы. Соответственно, полномочия лица, выступающего от имени иностранной компании должны быть удостоверены надлежащим образом. Так, отменяя решение по одному делу, ФАС Московского округа указал :«…суды не обсудили вопроса о правоспособности иностранного юридического лица, а также право его представительства в Москве заключать сделки от своего имени».

На стадии переговоров стороны могут обмениваться различными письмами, документами, проводить устные переговоры. Договор может быть заключен непосредственно путем обмена документами или же составлением единого документа, что более предпочтительно. Российским предпринимателям стоит учитывать, что внешнеторговый контракт должен быть составлен в письменной форме. Международный Коммерческий Арбитражный Суд при ТПП РФ (далее - МКАС) учитывает правила п. 2 ст. 434 ГК РФ, устанавливающие порядок заключения договора в письменной форме. Это означает допустимость их заключения путем обмена документами посредством любых видов связи, позволяющих достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору. К их числу относится и обмен документами по факсу, являющемуся одним из видов электронной связи, что нашло, например, отражение в решении МКАС от 10 июня 1999 года по делу N 55/1998 по иску российской организации к кипрской фирме.

Кроме того, следует учитывать и то, что к изменениям и дополнениям положений внешнеэкономического контракта должны также соблюдаться требования письменной формы. Применяя ст. 162 ГК РФ, МКАС исходил из того, что ее положения носят строго императивный характер и, соответственно, независимо от места совершения российским субъектом права такой сделки она подчинена в отношении ее формы требованиям российского законодательства, которые распространяются как на заключение внешнеэкономической сделки, так и на ее изменение или прекращение соглашением сторон. Например, решением по иску бельгийской фирмы к российской организации было признано несостоявшимся соглашение сторон об изменении условий контракта, отношения по которому регулировались бельгийским правом, учитывая, что изменение не было оформлено в письменной форме. При разрешении спора по другому делу не было признано заключенным мировое соглашение сторон относительно исполнения контракта, также подчинявшегося бельгийскому праву, ввиду непредставления доказательств его совершения в письменной форме.

Во избежании двусмысленности в толковании положений контракта, в него должны быть внесены условия о порядке осуществления платежей во исполнение сделки, а также условия о валютной оговорке.

Кроме того, необходимо включение в контракт и положений о поставке товаров определенным видом транспорта, на определенных условиях, а также условия о том на какую сторону возлагается обязанность по страхованию товара. Обычно данные условия согласовываются путем указания на те или иные положения Международных правил толкования торговых терминов «Инкотермс-2000». Но стороны могут и отменить действие этих условий, применительно к данному контракту, сделав оговорку об этом. Так, при разрешении спора между российской организацией и индийской фирмой по контракту, в отношении которого была признана применимой Венская конвенция 1980 года, не было принято во внимание правило Инкотермс (хотя в контракте имелась общая ссылка на этот документ) применительно к базисному условию СИФ по вопросу, иначе решенному в специальном положении контракта. МКАС отверг и аргумент ответчика о недействительности этого специального положения контракта в связи с его противоречием международной практике и нормам права (это специальное положение предусматривало обязанность продавца вернуть покупателю стоимость товара в случае его непоступления на таможенную территорию России в течение 180 дней с даты осуществления платежа за него). И при разрешении другого спора между российской организацией и индийской фирмой было признано действительным вопреки возражениям ответчика исключительное условие контракта сторон, предусматривавшее перевозку всего товара, проданного по контракту, одной партией на судне, зафрахтованном специально для его перевозки. Отказ от его исполнения, мотивированный продавцом тем, что это условие исключает возможность перевозки на судне иных товаров, но не одноименного для других получателей, был квалифицирован в качестве существенного нарушения контракта (ст. 25 Конвенции), дававшего покупателю право расторгнуть контракт.

Также во внешнеторговом контракте должно быть включено условие о праве, применимом к отношениям сторон и определен порядок рассмотрения досудебных споров (претензионный) и непосредственно рассмотрение споров в государственных судах или коммерческих арбитражных судах. Причем, во избежании неправильного толкования нужно указывать полное наименование суда и его месторасположение. Так, в контракте между российской и чешской компанией содержалась арбитражная оговорка о передаче споров в ТПП РФ. Ввиду неточности арбитражной оговорки МКАС не признал свою компетенцию по разрешению спора.

При ссылке во внешнеторговом контракте на применение законодательства России следует учитывать подход МКАС по данному вопросу. Так, рассматривая спор между германской фирмой и российской организацией из договора международной купли - продажи товаров, содержавшего условие о таком соглашении сторон, МКАС разрешил спор на основании норм ГК РФ. Таким образом, данное составом арбитража толкование условий договора влечет за собой признание того, что стороны своим соглашением исключили применение к их договору Венской конвенции 1980 года, что допустимо в силу ст. 6 этой Конвенции. Если бы в договоре сторон содержалось условие о применении к их отношениям российского права (а не российского законодательства), не вызывало бы сомнений, что эти отношения регулируются Венской конвенцией 1980 года. Ведь международные договоры РФ, являясь составной частью правовой системы РФ (ч. 4 ст. 15 Конституции), входят в право России. Во избежание недоразумений сторонам следует четко формулировать в договорах условие о применимом праве. Если они не хотят исключить регулирование своих отношений Венской конвенцией 1980 года, когда они подпадают под сферу ее действия, им необходимо оговаривать в качестве применимого не российское законодательство, а российское право, имея в виду, что российское гражданское законодательство в таком случае будет использовано в качестве субсидиарного статута.

Это те примерные (минимальные) правила которые нужно учесть при составлении и заключении внешнеторгового контракта. Хотя в каждом случае к составлению контракта нужно подходить с учетом конкретных обстоятельств, а также специфики товара и условий его поставки.


Источник: «Бизнес-Адвокат» №18 за 2004 год