Удобный поиск - работа. Все и сразу!

Деликтные отношения в международном частном праве


КОЛЛИЗИОННО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ИЗ ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА

“Иностранный элемент” может присутствовать в деликтном отношении во всех трех качествах: в виде субъекта (в случае, например, когда иностранный гражданин является причинителем вреда); объекта (когда, например, вред причинен транспортному средству, зарегистрированному в иностранном государстве); юридического факта (правонарушение совершено на территории иностранного государства).

При рассмотрении деликтных споров коллизионная проблема может возникнуть при решении различного рода вопросов:

  • определении оснований возникновения вреда;
  • квалификации деяния как деликта;
  • установление деликтоспособности субъектов;
  • определении размера и порядка возмещения ущерба.

Традиционно в законодательстве разных стран закреплялась основная, порой единственная, коллизионная привязка – право государства места причинения вреда. С развитием и совершенствованием правового регулирования деликтных отношений такое единообразие в подходе государств было дополнено применением других коллизионных принципов:

  • законом места жительства (или гражданства) потерпевшего;
  • законом места наступления неблагоприятных последствий, причиненных в результате деликта;
  • законом государства, с которым связаны обе стороны деликтных отношений;
  • законом суда.

Правовые системы некоторых государств включили в область деликтных обязательств также принцип “автономии воли” сторон, в результате чего стороны деликтного отношения получили возможность выбора той правовой системы, которая учитывает интересы обеих сторон.



МЕЖДУНАРОДНЫЕ СОГЛАШЕНИЯ В ОБЛАСТИ ДЕЛИКТНЫХ ОТНОШЕНИЙ

В области деликтных отношений принято достаточно много международных конвенций, основная масса которых посвящена регулированию деликтных отношений при осуществлении международных перевозок, что обусловлено повышенным риском, связанным с авариями. К подобного рода Конвенциям относятся Конвенция об ущербе, причиненном иностранными воздушными судами третьим лицам на поверхности 1952 г., Брюссельская конвенция об ответственности операторов ядерных судов 1962 г., Венская конвенция о гражданской ответственности за ядерный ущерб 1963 г., Венская конвенция за ущерб от загрязнения нефтью 1969 г., Гаагская конвенция о праве, применимом к автотранспортным происшествиям 1971 г., Конвенция о гражданской ответственности за ущерб, причиненный при перевозке опасных грузов автомобильным, железнодорожным и внутренним водным транспортом 1990 г. и др.

В ряде международных конвенций, не посвященных специально регулированию деликтных отношений, в то же время содержатся отдельные нормы, регулирующие отношения в области деликтных обязательств. Примером может служить Соглашение стран СНГ “О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности” 1992 г.

Во многих международных конвенциях в отношении деликтных обязательств закрепляется классический коллизионный принцип – закон места причинения вреда, который в ряде случаев дополняется и иными принципами. В соответствии с Конвенцией стран СНГ 1993г., обязательства по возмещению вреда определяются по праву государства, на территории которого имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда. При этом конвенционное регулирование иностранных деликтов предусматривает более гибкую систему коллизионных норм, включая, наряду с основным, дополнительный принцип – закон общего гражданства – в случае, если причинитель вреда и потерпевший являются гражданами одного государства – участника Конвенции.



ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛИКТОВ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В настоящее время российское право разграничивает деликтные отношения и некоторые иные действия внедоговорного характера такие как обязательства, возникающие вследствие недобросовестной конкуренции и неосновательного обогащения. В третьей части ГК РФ выше указанным отношениям посвящено несколько статей: ст. 1219 – 1221, регулирующие обязательства из причинения вреда, включая ответственность за вред, причиненный товаром, работой или услугой, а также ст. 1222 и 1223, устанавливающие коллизионно-правовое регулирование обязательств, вследствие недобросовестной конкуренции и неосновательного обогащения.

Для регламентации обязательств при причинении вреда российским законодателем устанавливается традиционный принцип подчинения деликтного статуса праву страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда (ст. 1219 ГК РФ). Но в том случае, если в результате такого действия или иного обстоятельства вред наступил в другой стране, то может применяться право этой страны, если причинитель вреда предвидел или должен был предвидеть наступление вреда в этой стране. Хотя подобное требование представляется весьма затруднительным доказать (должно было в соответствующем конкретном случае предвидеть вред или нет), что обусловливает проблематичность использования данной коллизионной привязки. Помимо этого данная статья в п.2 закрепляет, что в том случае, если обязательства возникли вследствие причинения вреда за границей и стороны деликтного правоотношения (делинквент и потерпевший) являются гражданами или юридическими лицами одной и той же страны, либо имеют место жительства в одной стране, то применяется право этой страны. Существенное значение при применении указанной коллизионной нормы имеет понятие “совершение действия или наступление события за границей”. Это означает, что если деликт произошел на территории России несмотря на наличие условия об общем гражданстве или месте жительства делинквента и потерпевшего будет применяться российское право. Данное обстоятельство позволяет установить, что в законодательстве России по-прежнему преобладает территориальный подход, что в целом не является оправданным.

В противовес п. 2 указанной статьи п. 3 допускает возможность выбора применимого права самими сторонами деликтного правоотношения, хотя и в ограниченных пределах, а именно только после совершения действия или наступления иного обстоятельства, повлекших причинения вреда и альтернативой в виде права страны суда.

Ст. 1220 определяет сферу действия права, подлежащего применению к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда. Данная статья устанавливает какие отношения охватываются правопорядком, выбранным с помощью коллизионной нормы.

Положения ст. 1221 определяют право, подлежащее применению к ответственности за вред, причиненный вследствие недостатков товара, работы или услуги предусматривая несколько вариантов по выбору потерпевшим: 1) право страны, в которой имеет место жительства или основное место деятельности продавец или изготовитель товара либо иной причинитель вреда; 2) право страны, в которой имеет место жительства или основное место деятельности потерпевший; 3) право страны, где была выполнена работа, оказана услуга, или право страны, где был приобретен товар. Единственным условием предусмотренным данной статьей является возможность причинителю вреда доказать, что товар поступил в соответствующую страну без его согласия. Эта же статья в п. 3 устанавливает, что правила данной статьи применяются и в отношении требований о возмещении вреда, причиненного вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре, работе или об услуге.

В ст. 1222 содержится регулирование отношений, связанных с недобросовестной конкуренцией, которая подчиняет деликтный статут праву страны, рынок которой затронут такой конкуренцией, если иное не вытекает из закона или существа обязательств. К обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения, применяется право страны, где обогащение имело место, а также стороны могут договориться о применении к данным обязательствам права страны суда (ст. 1223 ГК РФ).